Изведник-2004

/Влх. Велеслав отвечает на вопросы журналиста А. Белова/

(1 — 27)

 

 

1. Что такоеязычество?

 

Вопрос, на который ответить крайне сложно, потому чтоответить можно по-разному, с разных позиций. В некотором смысле, вся наша жизнь— язычество. Человек рождается язычником, язычником и умирает. Более того,многие люди, которые всю жизнь прожили, будучи увлечены какими-то внешнимивещами, мельканием перед глазами рекламных афиш, этикеток, обёрток и всегопрочего, всё равно имеют в течение своей жизни по меньшей мере два момента,когда они сталкиваются с чем-то живым и подлинным. Это момент рождения и моментсмерти. Момент рождения ими, как правило, не осознаётся из-за отсутствия в этовремя способности в полной мере осознавать; момент смерти ими очень часто тожене осознаётся, так как им слишком страшно заглянуть за черту. Но какие-то«моменты истины» всё равно пробиваются к ним через эту толщу внешнихнапластований. И вот этот момент подлинности, когда человек один на один смиром, когда вопрос Жизни и Смерти с большой буквы стоит перед ним во всейостроте, вот это, фактически, и есть язычество. Но это очень расплывчатоеопределение. Можно сказать, что такое язычество для русского человека. Но дляэтого нужно всё-таки попытаться определить, что такое язычество вообще, а ужпотом сказать, что такое для нас Родноверие.

 

 

2. Скажипожалуйста, а для тебя вопрос жизни и смерти всегда стоит во всей остроте?

 

Этот вопрос когда-то меня и привёл к исканиям в даннойобласти, я каким-то образом сумел на него ответить, и теперь своим ответом ясчитаю сам путь, которым иду.

 

 

3. Инымисловами, ты язычник во всём?

 

Я просто человек. И в силу этого я уже язычник, именнопотому что я человек, потому что я часть этого чарующего мира и потому что уменя есть Путь, который призвал меня.

 

 

4. Так чтоже такое язычество?

 

Язычество — это естественная Духовность каждого изнас, это та религиозность, которая рождена не умствованиями, не досужимиразмышлениями о ней, а наша естественная внутренняя потребность, с которой мы рождаемся.Пройдёт какое-то время — и ребёнок подрастёт, и он назовёт свой Путь какими-тоименами, то, что он делает, он обозначит какими-то понятиями, терминами,расставит вехи на Пути, и будет ещё одна мировоззренческая система, одна измногих. Но само стремление найти Путь, та Духовность, которая во всех насвложена от рождения и которая нас соединяет со всем миром, через что мы ичувствуем свою сопричастность миру, вот это для меня изначально — язычество.

 

 

5. Сейчас тыупотребил понятия «Духовность» и «естественность». Что это значит для тебя?

 

Сложнее всего, как известно, определить базовыепонятия. Духовность — это связь с Источником, это Вещий Зов внутри нас, которыйзовёт, зовёт Куда-то. Если бы я писал от руки, это «Куда-то» я бы написал сзаглавной буквы. В словах это выразить сложно, но очень просто приклеить ярлык,убив тем самым что-то живое, или низведя это до частного случая.

А естественность — это честность перед собой,открытость в каждый момент.

Мы в чём-то есть отражение мира, мир есть отражениенас, и взаимную гармонию — Лад между этими отражениями — я бы назвалестественностью.

Возвращаясь к вопросу...

Пытаясь определить славянское язычество... Сейчаспринято называть его Родноверием, потому что кто-тоне любит слово «язычество». Я лично к нему спокойно отношусь: «язычество» — от«языки», народы, т.е. Народная Вера... Другое дело, что эту Народную Веру ненадо понимать как свод простонародных суеверий. Скажем, вера в чёрную кошку,хотя в чём-то и соприкасается с язычеством, но, в любом случае, она не являетсявершиной Родноверия и уж тем более егоосновополагающей частью. Впрочем, если кого-то чёрная кошка научит быть болеевнимательным к окружающему миру, к Природе, к самому себе, наконец, то этозамечательно.

Короче говоря, когда человек в какой-то момент жизнизадумывается о... ну, скажем, о том, на каком языке он говорит, тогда для него,такого, какой он есть — воспитанного на русской земле, в русской культуре(пусть даже и знакомого с другими культурами), говорящего и думающего преимущественнона русском языке, — встаёт вопрос: а как он проявил бы вот это чувство, зовущееего куда-то ввысь, если бы он не знал всех этих иных культур, не знал многихумных слов и философских понятий? И когда люди, в какой-то момент слыша этотзов, пытаются выразить своё чувство, они вдруг замечают, что их не до концаудовлетворяют, скажем, имена Высшей Реальности, которые звучат на другихязыках. Им хочется назвать это как-то по-своему, так, как это будет для них,ну, более по-родному, что ли...

И вот это очень важный момент: язычество при всейсвоей всеохватности имеет очень конкретный и живойчеловеческий аспект. Для каждого язычника, да и для каждого человека вообщепонятия родного и родственного существуют, и от этого не надо отрекаться. Этоне значит, что остальное хуже. Но у каждого из нас, выросшего в этом лесу, вокружении этой природы, берёзы вызывают несколько иное чувство, чемкакие-нибудь пальмы. И это не хорошо и не плохо, это не значит, что пальмыхуже. Просто человек начнёт свой путь, отталкиваясь от тех изначальных данных,которые в нём уже есть. И осмыслять Духовное Небо он всё равно будет на своёмродном языке. И поэтому, когда приходят какие-либо понятия, заимствованные издругих культур, — очень часто это вызывает у человека ощущение какого-товнутреннего противоречия. Но, с другой стороны, кому что нравится, тот так иделает...

 

 

6. В связи сэтим вопрос. Ты, вероятно, знаком с генеративной лингвистикой. Её можнообобщить теорией о том, что все языки возникают где-то изнутри и подчиняются общимзаконам. А все эти оболочки — слова, грамматические, лексические,синтаксические структуры — они уже что-то вторичное. Может ли язычество бытьтрактовано именно в этом ключе?

 

Я думаю, с одной стороны — да, у всех людей есть накаком-то глубоком уровне что-то общее, единое. Но с другой стороны, вот этимелкие, точнее, кажущиеся мелкими частности очень важны. Как говорят, «Бог вмелочах», в этом смысле, я согласен.

Просто трава, которая растёт вокруг, деревья, которыестоят здесь, вызовут во мне такое чувство, которого бы не было, если бы я жил,например, где-нибудь в Африке.

 

 

7. А ты жилв Африке?

 

Лично я не жил в Африке, но если бы я родился и жилтам, думаю, что относился бы к пальмам так же, как сейчас я отношусь кберёзам. 

Я некогда поймал себя на таком ощущении — когда ядоезжал до других городов, областей страны, например, будучи в горах, я виделтам совершенно другую природу, и она была очень величественна и оченьпрекрасна; но вот в какой-то момент я ощутил, насколько я связан со своей, вотименно с этой природой. Опять-таки, это не значит, что она лучше, более того,это не значит, что после этого я буду говорить, что наши берёзы — самые «берёзистые» в мире, а все остальные баобабы пускай идут к едрени фене. Ничего подобного! Это такой же образ, как ирусский язык. Кто-то к нему безразличен, кто-то нет.

Да, с одной стороны, можно копаться в слогах, корневыхосновах, что нас выведет, возможно, к каким-то первичным звукам, из которыхстроится всё, но конкретно здесь и сейчас мы говорим на каком-то языке и думаемна нём.

И язычество, национальная Духовность — это способвести беседу с Богом на том языке, который свойственен тебе. Богу свойствененлюбой язык, а конкретно тебе свойственен тот, который ты знаешь. И он для тебяявляется самым лучшим. Это как в анекдоте о том, какой сорт пива самый лучший.Тот, который есть у тебя, а если пива нет вообще, то вопрос о выборе не имеетзначения.

 

 

8. Тыговоришь о Боге. Это понятие и термин принадлежит скорее монотеистическим, авраамическим религиям. Что такое Бог для язычника, чем онотличается от Бога христианина, мусульманина, иудея?

Что такоедля тебя Бог и боги?

 

Когда язычество противопоставляют монотеизму, это несовсем верно. Современное язычество, или, по крайней мере, славянское Родноверие, в лице большинства известных мне людей изславянских общин, придерживается мнения, что есть Единое Божественное Начало,проявленное во многих Ликах.

Образно говоря, Природа едина, но при этом глупоговорить, что мальчик и девочка — одно и то же, или что одинаковы берёза и дуб.Природа многолика, мир многолик, и у Божественного Начала, творящего мир, естьразные творческие силы, потенции, творческие движения, которые созидают,поддерживают, разрушают и возрождают мир. Вот эти лики Всебогасуть наши Родные Боги, обращаясь к Которым, мы можем восстанавливать и «подновлять»связь с каждой конкретной Силой, исходящей из Единого Корня, и через Неё — ссамим Источником, с Которым мы, в сущности, нераздельны, хотя порой и«забываем» об этом. Род един, Всебожье Родово едино, но оно многолико в ликах Родных Богов. Весьокружающий мир нам показывает многоликость. Всякая красота существует, когдаесть некое сравнение, когда нет однородности. Единое едино, о нём сказатьничего нельзя; Оно — основа всего, но то, о чём мы говорим, находясь на томуровне, когда слова возможны, тоже важно, в нём тоже Бог. Мы можем радоватьсякрасоте окружающего мира и обращаться к Единому Началу через многие лики,которые проявляются как в окружающей нас Природе, так и внутри нас. В этомсмысле, Перун — это не только молния в небе, но это и волевое начало, сила воливнутри нас. Так же и Велес — в Природе Он известен как «Скотий» Бог[1],Жизненное Начало, но для нас это ещё и Бог мудрости, и Податель материальныхблаг. В нас Он проявляется одновременно как мудрость и как воля к жизни вообще.

Собственно, этот момент — внутричеловеческийаспект Божества — может быть, даже более важен.

И здесь мы переходим к вопросу, в чём изначальныйсмысл языческих обрядов.

 

 

9. И в чёмже?

 

В соединении внешнего и внутреннего. Эти силы, которыедействует во Всемирьи, они, так или иначе, имеют своёпроявление внутри нас. Через обрядовую деятельность, через определённые Духовныепрактики мы как бы восстанавливаем, «подновляем» эти связи, «вспоминаем» То, сЧем мы изначально едины, и с Чем мы не можем быть разъединены, так как мы частьПрироды, и от этого никуда не деться. За многими ликами мы прозреваем ЕдиноеНачало. Это некая точка безмолвия внутри Сердца. А всё, что окружает эту точку,многолико, и каждая из этих сфер имеет свой аспект, свою красоту.

 

 

10. Хотелосьбы вернуться к метафизике. Известно, что монотеизм, особенно в его самойрадикальной версии — исламе, настаивает на трансцендентности Бога. Считается,что Бог, сотворив мир, человека, остаётся, тем не менее, вне его пределов. Есличеловек обожествляет хоть что-то, кроме Творца, «придаёт ему сотоварищей»,пользуясь исламской терминологией, это является ересью и отпадением отединобожия. Можно услышать твои комментарии по этому поводу?

 

В том, что ты сказал, есть моменты, с которыми я будусогласен, а есть те, с которыми не соглашусь. Единое ВсетворящееНачало в славянском РодноверииВсебогРод. Род — потому что Он породил всё, всё суть Его проявления, хотя Сам Онбольше чем мир. Природа — это в каком-то смысле тело Всебога,именно тело — то, что «при Роде»,поэтому не надо сводить язычество к примитивному пантеизму. Мы не идолов, недерево почитаем, мы Бога почитаем через образ, а Бога можно увидеть во всём, иэто очень важный момент.

Насчёт сотоварищей... У Единого Начала, с однойстороны, «сотоварищей» нет, а с другой стороны, как я уже говорил, если мыутверждаем, что всё едино вообще, что всё одинаково, то это значит, что нетразницы, извини, имеешь ты, или имеют тебя. Но что-то во мне подсказывает, чтоэто неправильное видение, что разница всё-таки есть. Думаю, каждыйздравомыслящий человек с этим согласится.

Да, есть Единое Начало. Но оно многолико, онопроявлено по-разному. Всё «из-Родно», но неоднородно. Если же говорить, что Божественное Начало, якобы, удалено от нас, имы, чтобы к Нему приблизиться, должны жить по Его предписаниям, изложеннымтолько лишь в какой-то одной священной Книге, — что на это можно сказать?.. Бог— во всём. Он не исчерпывается зримым миром, Божественное Начало охватываетСобой всё. Задача человека — к вопросу о Духовном смысле язычества вообще —быть в Ладу с миром, с Богом, с самим собой, со своим народом, с Родной Землёйи Матерью-Природой. Лад — это ключевое слово язычества, это Духовная цель, и вопределённом смысле, если это правильно понимать, это и способ достижения этойцели. Как можно достигнуть Лада, не идя путём Лада?

 

 

11. Как, натвой взгляд, люди приходят к язычеству, как они могут идти  путём Лада?

 

По-разному. Одни хотят, на самом примитивном уровне,материального достатка; затем, когда осмысление мира включается в полную мощь,они хотят каких-то знаний, для них это становится важным, становится способомжизни. И третий уровень — это когда человек обращается к Богу напрямую,испытывает мистические озарения, которые объективны как определённые состояниясознания. Свой опыт он может потом выразить по-разному, языком различныхкультур, к примеру; но объективно — это часть его души. Грубо говоря, естьмаленький слой человеческого сознания и огромный — подсознания, к которому иобращена всякая религия. Под подсознанием я сейчас имею в виду и сверхсознание, и собственно подсознание, то есть все тевещи, которые большинство людей не осознаёт рационально в «обычной»,повседневной жизни. Путь к Богу лежит через самопознание. Лад — это плодсамопознания, обретаемый по мере продвижения по этому пути. Всё это есть вкаждом, и это — объективная данность человеческой природы как таковой. И если,к примеру, спросить любого человека: «Каков твой смысл жизни?» — то люди, дажеочень далёкие от любой формы религии, могут выразить своим языком, на уровнесвоего понимания, одни и те же вечные законы, и вот это очень важно.

 

 

12. Вот ты говоришь отом, что вырос на русской земле, в русской культуре, говоришь на русском языке.Однако ты москвич, живёшь в мегаполисе, который, по крайней мере, спостперестроечных времён, представляет собой огромный плавильный котёл, вкотором перемешиваются всевозможные люди, культуры, языки по глобалистскому сценарию. Какой ты видишь возможностьприобщения людей к традиции, язычеству в условиях мегаполиса и глобального миравообще, и, к примеру, как к этому пришёл ты?

 

Это сложный вопрос, наверное, из числа таких, накоторые трудно ответить за всех, поэтому лучше спрашивать самих людей. Всеприходят к язычеству по-разному, но какая-то общая потребность, по-видимому,есть в людях, в душе каждого, я в какой-то момент ощутил эту потребность изанялся этим. Не то чтобы «занялся», здесь это слово не очень подходит... Можно«заняться», скажем, собиранием бабочек, можно «заняться» ещё чем-то, но этодругое. Просто однажды я спросил себя: «А как ты хочешь жить? Какие предметы тыхочешь видеть вокруг себя в своей комнате? Каков ты на самом деле? В минуты Духовногоподъёма, воодушевления, каким образом и с какими словами — твоими собственными,или заимствованными от других — ты обращаешься к Тому, частью Чего тыявляешься, Чему-то большему, чем ты?» Я, наверное, начал с этого. И думаю, чтомногие, так или иначе, начинают с этого; другое дело, что конкретика каждогослучая может быть уникальной, отличаться от других, и это совершенно нормальнои естественно.

 

 

13. Расскаживсё-таки поподробней о своём пути к язычеству. Было ли он как-то обусловлентвоим образованием, знаниями, были  ли натвоём пути какие-то «традиционные религии»?

 

И да, и нет. Конечно, нельзя отрицать того, что всё,чем я занимался, так или иначе на меня повлияло, но не всё можно объяснитьодним лишь воспитанием и прочитанными книгами. Сейчас, вспоминая себя, я могусказать, что ещё в раннем детстве в каких-то книжках или журналах я читалпереложения и пересказы русских былин, которые меня захватывали. Также я судовольствием читал сказки Афанасьева. Я не стал бы выводить из этого своюпричастность к язычеству в каком-то конфессиональном смысле, просто, вспоминаясейчас своё детство, я могу сказать, что, наверное, был язычником всегда, что ятаким родился.

С другой стороны, в какой-то момент жизни, к концушколы, я заинтересовался разными религиями, Духовными учениями, самыми разными —и восточными и западными. Поинтересовавшись всем этим какое-то количество лет,я понял, что что-то из этого мне было более близко, что-то менее, и в какой-томомент я спросил себя: «Хорошо, ты много знаешь. А сам-то ты как считаешь, какты чувствуешь, каково твоё собственное отношение?» И тут оказалось, что мойсобственный опыт не сводится к мозаике из разных культур, а имеет некийсамостоятельный стержень, который связан, прежде всего, с родной традицией, страдицией той земли, на которой я живу. Этого мне было достаточно, чтобыосознать себя, собственно, тем, кем я и был.

 

 

14. Всё-такиинтересно, была ли на твоём пути христианская веха, идентифицировал ли ты себяпо принципу «Я русский, следовательно, православный»?

 

Естественно, я этим интересовался. В тоже время,многие вещи в христианстве вообще и в так называемом русском «православии» вчастности — меня отталкивали...

 

 

15. Какие,например?

 

Не только банальные и поверхностные, связанные с тем,например, что современная РПЦ — слишком политизированное явление, это просто способуправления народом. То, что сейчас пытаются сделать из РПЦ, к Духовности вообщене имеет никакого отношения. Это просто некий способ оболванивания людей. Длямногих религия — это действительно своего рода опиум, как в том известномвысказывании, который их определённым образом отупляет.

Что же касается теологии... Мне были интереснынекоторые монашеские практики, связанные с Духовным, мистическим постижениемсебя. Я убедился, что и в христианстве были люди, которые вопреки этойтрадиции, говорящей, что Бог и человек — это, как горшечник и горшок —принципиально разные вещи, которые разделены непроходимой пропастью, вопрекивсей христианской теологии достигали в своей практике значительных Духовныхвысот, вопреки церковным догматам постигали на личном опыте своё единство сБогом. Христианское учение заставляло их верить в нелепицу, будто Духовный опытвсякого человека зависит от того, верит ли он в то, что распятый почти дветысячи лет назад обрезанный иудей — это никто иной, как... сам Бог! Но при этомони осознавали Божественное в себе, и их ощущение мира соответственно менялось.Такие люди, как Дионисий Ареопагит, Мейстер Экхарт и Серафим Саровский — это считанные единицы на фоне всех убогих,«униженных и оскорблённых», которые толпятся в церквях.

Что же касается моего восприятия христианства кактрадиции вообще — я просто не думаю так и не чувствую. К примеру, я не согласенс идеей всеобщей греховности, которую проповедуетхристианство. Да, я теперешний во многом несовершенен. Понимание этого и заставляетменя, собственно, совершенствоваться. У меня нет ощущения непреодолимой проклятости свыше. Моё нынешнее несовершенство — это простоповод что-то изменить в себе, что-то искать дальше, совершенствоваться, а несокрушаться над своими несовершенствами.

Что ещё...

Само слово «православие» означает «славлениеПрави» или «славление по Прави» и изначально принадлежало Родноверию,а не христианству. Этот термин, как и многое другое, был заимствованхристианами у наших предков-родноверов.«Православие», которое исповедует РПЦ, это иудаизм в византийской обёртке и неимеет никакого отношения к подлинно русской традиции. Я не против другихтрадиций, я за то, чтобы каждый народ следовал своей традиции. Я против слепогосмешения. Как в пословице: «Что русскому хорошо, то немцу смерть».

 

 

16. Нередкоможно услышать обвинения в адрес язычников, вызванные заявлениями некоторыхлидеров и идеологов язычества разных стран, а особенно России, о борьбе с «жидохристианством», «засильем жидов». Каково твоё отношениек этой проблеме, позиция твоя и твоей общины?

 

Наша позиция очень простая. Если говорить о лозунгах,мы против лозунга «бей жидов», мы за лозунг «без жидов». Такой должна бытьРоссия. Россия для русских, а для кого она ещё? Для зулусов или для евреев?Конечно, для русских прежде всего. Пусть остальные будут добрыми гостями, ноесли гость ведёт себя по-хамски, как вор и разбойник, надо ему указать надверь!

Хищный зверь под маской христианина некогда ворвался вдом наших предков, в наш дом, оскорбил наши святыни, надел на себя нашу одежду,а теперь говорит нам: «Почему вы меня не любите? Смотрите, я одет так же как вы— в русскую рубаху!» Что мы должны ему ответить?

Еврейская проблема существует давно и у многихнародов, о евреях ещё Геродот в своё время писал нелестными словами. Так вот,несмотря на это, если мы будем измерять любовь к своему исключительноненавистью к чужому, то мы мало чего достигнем. Смысл язычества, Родноверия — глубоко позитивен. Оно не против кого бы то нибыло, а за своё, за родное, за тот способ восприятия мира, который свойственентебе от рождения. В этом смысле язычество не приветствует смешения культур. Издругих культур что-то можно принимать, и через это происходит здоровое инормальное развитие, но когда на протяжении веков иная культура иного народасовсем с другими ценностями и понятиями навязывается нашему народу, я не могуни разделять это, ни радоваться этому.

Опять-таки, проблема не в том, чтобы начать выискивать«жида» или какого-либо ещё «врага» русского народа с тем, чтобы начать егосовместно гнать, дело в том, чтобы понять, не против кого мы, а за что мы, т.е.что есть позитивного в нашей культуре.

Ведь если бы мы были сильней в своих устоях и своёмукладе, кто б нас смог поколебать? А если какие-то внешние силы навязывают намсвоё мировоззрение, и мы находимся в такой глубокой... жизни, в какой мы находимся сейчас, это, собственно говоря, лишнийповод для нас задуматься о том, насколько мы сами отдалились от своих корней.

 

 

17. Впродолжение твоей мысли хочу спросить, какие ты видишь перспективы дляязычества, для традиционной Духовности в эпоху глобализма,когда каждый может поехать в любую страну, выучить любой язык и принять любуюрелигию, были бы деньги?

 

Во-первых, мир, который нас окружает, и его будущее —для меня, наверное, такая же загадка, как и для всех остальных... Конечно,можно вспомнить и рассказать друг другу какие-то мифы о «конце света», или очём-то подобном, но всё это — лишь умозрительные образы, не имеющие прямогоотношения к действительности. Меня же больше интересует, как человек можетнайти свой Путь в этом мире и следовать ему.

Сейчас вот я живу в городе Москве. Это накладывает намоё сознание какие-то ограничения, но в чём-то даёт и преимущества. Я не вижуничего плохого в том, что человек знаком со многими культурами, я считаю, чтоэто расширяет сознание. Другое дело, когда человек, видя много лестниц, ведущихна чердак одного и того же дома, не может выбрать, по какой же ему лезть, — воттогда это становится проблемой. Для меня этой проблемы нет, потому что свою лестницуя нашёл. Особенность нынешней эпохи, наверное, в том, что вот эта свободавыбора — дар далеко не для всех, для многих это проклятье. Не зря славяненазывают эту эпоху Кощным веком, индусы Кали-югой; вот она, Кали-юга, в действии!

 

 

18. ПроКали-югу и индусов. Известно, что многие идеологи славянского язычестваинтенсивно интересовались, а порой и практиковали что-то, взятое из того илииного направления индуизма, преимущественно — из Йоги, Шиваизма,Тантры. Некоторые напрямую связывают Духовную культуру Индии, в частности,Веды, со славянским язычеством. Существует даже такой текст «Русские Веды»,наверняка тебе известный. Какова реальная связь Духовной традиции славян синдуизмом, или Ведизмом, да и иными политеистическими традициями?

 

Сам по себе индуизм я бы не назвал политеизмом вполном смысле этого слова, он гораздо сложнее, как, впрочем, и славянскоеязычество. Мы считаем, что у индуизма, у Ведизма и у славянского язычества —одни и те же корни. Но при том, что корень один, ветви у них всё-таки разные,потому не надо пытаться скрестить эти ветви до полного неразличения.Потому хотя бы, что в снегах средней полосы голой задницей в позе лотоса долготы сидеть не сможешь!..

 

 

19. А как жезнаменитые йогические практики высушивания мокрыхпростыней на голом теле, на снегу сидючи?

 

Можно, конечно, но это путь единиц. Лично мне,например, это интересно. У нас зимой проходят радения, во время которых мыкакое-то время без одежды лежим на снегу, с воспеваниями, обращёнными к нашимБогам, дыша определённым образом и т.д. Да, это один из способов самопознания,один из видов Духовной практики. Но это не массовый путь, да и глупо было быпредставить себе всю страну, лежащую в голом виде на снегу.

Сами культуры Индии и России разные, подход у них разный,хотя и есть много общего... В общем, сказать, что Духовный путь Индии — это в полноймере наш путь, я не могу.

Мы многому можем научиться у Востока вообще и у Индиив частности. Ну, например, хотя бы вот этой обращённости внутрь себя, которая,в принципе, свойственна Востоку, вот этой медитативности,которая разлита в их культуре. Ведь не сказать, что это вовсе чуждо русскомучеловеку! У нас это тоже присутствует, но проявляется несколько по-другому.

Но поклоняться индийским Богам в России вряд лиестественно. Тем не менее, Духовный опыт Индии может помочь найти свой путьотдельным искателям, которых по каким-то причинам, связанным, скажем, с ихпрошлыми жизнями, это как-то зацепило. Что же касается массовости явления, то унас в России этого ожидать не приходится.

 

 

20. Тогдапродолжим тему. Как ты (и, может быть, члены твоей общины) относятся кконцепциям реинкарнации (перерождения) и кармы(воздаяния). Существуют ли они в язычестве, как ты его видишь?

 

Доктрину перерождения и многих жизней на земле ясчитаю не доктриной индуизма, а частью того самого изначального Ведизма,который свойственен любой традиционной культуре в её корнях. Это было и уславян, и до сих пор в некоторых деревнях ребёнка называют именем деда иликого-то из предков, считая, что он переродился заново в своём роду. Существуюти более замысловатые теории... В индуизме эта доктрина проработана болеетщательно. Но, с другой стороны, суеверий, связанных с перерождением, в Индиитоже немало.

Сама идея неоднократной жизни человека на земле личнодля меня — реальность. По крайней мере, я не отождествляю себя с телом по тойпростой причине, что я наблюдал своё тело со стороны. Первый раз это было,когда меня сильно побили, и я видел своё тело, лежащее внизу, и людей, стоявшихрядом с ним. Для меня это был тогда очень важный Духовный опыт, после которогоя просто не могу игнорировать его. Потом — определённые медитативные техники,некоторые собственные воспоминания меня, так или иначе, убедили в правдивостиэтого подхода.

Вообще, пусть лучше другие рассуждают о тонкостях реинкарнации; мне же представляется более важным правильнопрожить эту жизнь, быть в каждый момент достойным самого этого дара — Жизни.Жить по Прави — это и значит быть в Ладу с миром.

Лад с миром не может быть растянут на какое-то необозримоеколичество времени, мы его переживаем всегда в настоящий момент. Когда мынепосредственно проживаем эту жизнь, мы открываем этот Лад в каждый миг, и вэтом смысл — уметь увидеть его именно здесь и именно в тех формах, в какихБожественное предстаёт перед нами именно сейчас.

 

 

21. А что тыможешь сказать о проблеме преемственности, передаче знаний в язычестве? Этотпринцип существует во всех серъёзных традициях, аотсутствие преемственности в язычестве — излюбленный объект для нападок у егокритиков.

 

Если честно, во многих религиях это не более чем«игры, в которые играют люди». Я считаю, что Боги, то есть те Силы, которыетворили мир изначально, творят его сейчас и будут творить его и далее, Ониоткрывают истинную природу реальности людям в каждый момент времени. ИстинныеВеды — это не то, что было открыто и записано когда-то, это то, что открываетсяи пишется постоянно. Каждому времени соответствуют свои Веды. Да, в Родноверии есть преемственность традиций. Сверяясь сТрадицией, с культурой русского народа — со всеми его обычаями, сказками,песнями, языческими праздниками и прочим, мы получаем возможность сверять поним свои собственные откровения. Но если мы не открываем мир сами, не получаемсобственных откровений, тогда мы вообще не имеем права говорить о том, что намприсуща Духовность, мы просто далеки от неё.

Боги нам открываются в каждый момент. Каждый человексам для себя открывает реальность, один на один. Возвращаясь к вопросу обИндии: хотя я и против кастовой системы в общественном смысле, я вынужденпризнать её существование на психологическом уровне — потому, что в миресуществуют люди с разными Духовными возможностями и способностями. Есть люди,которых в какой-то момент начинает «переть» от Божественного. Можно их назватькастой брахманов, рахмановили волховским сословием, как это было на Руси. Волхв— это призвание свыше, а не та должность, на которую можно человека назначить,или чему можно научить любого. Можно и обезьяну научить играть на пианино, ноэто не значит, что обезьяна станет великим композитором. Для того чтобы статьвеликим композитором, нужен некий творческий дух, обезьяну должно «переть» отмузыки, а обезьяну «переть» не может, её «прёт» только от бананов, потому чтоона обезьяна. А вот человека может «переть», он может создать из семи нот такиесочетания, которых нет больше нигде. И поэтому он станет великим композитором.То же самое и с волхвами. В обществе количество волхвов, брахманов, или людей,которым Боги что-то открывают — не больше пяти процентов, но, вероятно, мирудостаточно и этого.

 

 

22. Во всехтрадициях существует текст или тексты, выполняющие роль священного писания, иязыческие, или политеистические традиции здесь не исключение. Существует лианалог Священного писания в славянском язычестве? Здесь же хотелосьпоинтересоваться твоим отношением к «Велесовойкниге».

 

Лично я отношусь к «Велесовойкниге» как к произведению, несомненно, мудрому, хотя и далеко не бесспорному, исчитаю, что её написал Миролюбов в первой половине XX-го века. Возможно, в чём-то он опирался на какие-тоболее древние источники, а до чего-то дошёл самостоятельно. Я считаю этогочеловека волхвом в том смысле, в каком я назвал бы волхвом всякого призванногосвыше и несущего определённую Духовную миссию.

Так как язычество не «религия писания», то мы можем вравной степени использовать писания разных людей, в чём-то озарённых Свыше,действительно боговдохновлённых волхвов. И не имеетзначения, написано ли это сейчас, или написано тысячу лет назад. Если мы будемсверять свою жизнь с писанием, то у нас получится РПЦ, а вот этого как раз быне хотелось. Хотелось бы, чтобы это была живая традиция. Должен быть полётдуши. Писание же у неё крылышки подрезает, а вот этого не должно быть. Религия —это мистика. Всё остальное, всё официальное в религии, существующее, чтобыкак-то обустраивать общество, это не религия, это, извините, фигня. Самое главное, чтобы был полёт души. А полёт души...я не знаю, от чего он зависит, просто есть люди, которым он свойственен, а естьте, которым нет. Это не значит, что они хуже, но просто по каким-то причинамнет у них этого полёта. Так вот, если твоя душа летит куда-то, пусть она иоткроет какие-то новые дороги. В этом смысл язычества.

 

 

23. Этоподразумевает некое творчество? Что еcть эти новые дороги? Можно ли говорить о языческомтворчестве? Что такое языческое творчество с некими конкретными примерами влитературе, музыке, живописи?

 

Лично я, наверное, в большей степени уважаю как разтех людей, которые способны выразить свои внутренние состояния через какие-либовнешние проявления. Может быть, их творчество будет несовершенным с точкизрения каких-то общепринятых канонов, но оно важно тем, что оно существует,важно тем, что человек пытается установить некий мост между внутренним ивнешним.

Большая часть наших поэтов, деятелей исусства, даже не будучи язычниками в конфессиональномсмысле, в какой-то момент жизни так или иначе обращались к язычеству, онипроявляли какие-то его образы, идеи.

Скажем, в конце XVIII-го века Радищев прославлял своей поэзией Перуна и Даждьбога; в XIX-ом веке Бутурлин писал гимны, посвящённые Велесу, Яриле и другим славянским Богам. Я не знаю, что он знал оних именно как о Богах и насколько он верил Им и верил в Них. Но он об этомписал. Многие откровенно языческие стихи есть у Пушкина, Лермонтова, Тютчева...Замечательные стихи на языческие темы есть у Алексея Николаевича Толстого.Многие, так или иначе, писали. Что их подвигало? Трудно сказать. Есть какая-точасть в человеке, она и двигает его на это. Как сказал один мой хороший знакомый,родновер: «В каждом из нас где-то лежат древниестепи».

 

 

24. Ну а чтобы ты отнёс к языческому искусству, скажем?

 

Сейчас многие и рисуют, и пишут стихи, но всё это, вмассе своей, пока ещё не издано, надо обращаться к языческим сайтам, общаться ссамими авторами.

Если же привести пример из известных, то это тот жеКонстантин Васильев, которому свойственна как раз языческая, нордическаятематика. Он, я думаю, один из самых знаменитых, хотя, конечно, далеко неединственный. Сейчас очень много людей, которые и пишут, и рисуют. Чтобыполучить хоть какое-то представление об этом, можно, например, на наш сайтзайти, где представлено языческое творчество многих наших друзей...

 

 

25. Хотелосьбы поговорить о языческой музыке. Что ты можешь сказать о язычестве в этомключе?

 

Вообще, музыка, как и любой другой элемент культуры,может быть разделена на мирскую и сакральную. На примере песни — она могла бытьи обрядной, ей воспевали славу Богам; а могла быть и разухабистыми частушками.И то и другое — песни, но отличаются они друг от друга так же, как книга поэзииот учебника по кулинарии: и то и другое — книги, но по существу это разныевещи. Сейчас люди, которые занимаются возрождением народных традиций, любителикультуры вообще, не всегда видят разницу между сакральным и мирским.

 

 

26. Чтопредставляет собой языческое движение в России? Много ли язычников, общин,какие общины существуют? Как они связаны между собой, или, наоборот, разобщены?В каких отношениях лично ты и твоя община с другими? Насколько централизовано ииерархизировано языческое движение? Какие существуютпроблемы?

 

Я думаю, что все общины — как живые люди. Каждая изних имеет своё лицо, свои сильные и слабые стороны. Каждая община какие-тоаспекты Родноверия прорабатывает в большей степени, акакие-то — если не остаются совсем вне поля её внимания, то, во всяком случае,учитываются в меньшей степени.

Наша община — «Родолюбие» —основана преимущественно на Духовно-мистических началах. Для нас Духовныерадения, практики самопостижения, может быть, вбольшей степени актуальны, чем остальные аспекты Традиции. При этом мы оченьтесно общаемся и сотрудничаем с людьми, которые занимаются именно культурнымвозрождением. Культурным — в плане песенном, художественном, изучаюттрадиционную одежду, вышивки и т.д.; например, такой замечательный коллективкак «Белый камень», вместе с ними мы праздновали в нынешнем году Купалу инекоторые другие праздники.

Есть общины, связанные с воинскими культами. Иногдаэто клубы исторической реконструкции, исторического фехтования... Но за этойподготовкой стоит определённая идея. Некоторые люди от физического развития издорового образа жизни, который свойственен язычеству вообще, делают шаг космыслению того, что означаетпринадлежность к воинскому сословию, чтозначит быть не просто безликим «солдатом», но Воином с большой буквы.

Есть общины, больше связанные с социальным планом, с выживанием всовременном мире, таких достаточно много. Они занимаются некими базовымивещами, важными для самоидентификации человека как существа, принадлежащего копределённому роду-племени, иными словами, поиском ответа на вопрос: «Чтовообще значит быть русским?». Их тоже интересует русская культура и Духовность,но посыл, который заставил их искать в этом направлении, бывает несколько иным,чем у нас. Они хотят понять, чем русский отличается, скажем, от представителячёрной расы, еврея или чеченца, какова наша культура и как нам выжить всовременном мире.

Вообще, условно, в современном Родноверииможно выделить несколько направлений. Во-первых, мистико-религиозное, ккоторому принадлежат люди, ищуще свой путь именно в Духовности, в религии.Во-вторых, люди, ищущие свой путь на воинской стезе. В-третьих, те, кто ищет внаправлении культурного развития, т.е. наследовании, сохранении и приумножениилучшего из того, что известно о культурной жизни наших предков. И, наверное,четвёртая составляющая — люди, связанные с политикой, многих из которых,правда, интересует не столько само Родноверие,сколько противостояние каким-то инородным, чужеродным влияниям. Для них Родноверие — просто некий метод, способ противостояния, тотстержень, который объединяет людей, противостоящих чужеродному, Духовнаясоставляющая национальной идеи. 

 

 

27. Каковы перспективыязычества, Родноверия в контексте глобализации,смешения культур, в Москве, России, в мире? Какой бы ты дал прогноз в этойсвязи? Или, может быть, какие-то конкретные планы?

 

Сам всплеск возрождения древней Веры, древнего Ведания не связан с каким-то отдельным человеком или дажегруппой людей. Это некий естественный процесс, который сейчас простопроисходит, подчиняясь каким-то высшим законам. Что-то изменилось в мире, вбезграничном космосе, и люди Земли вновь обратились к своим Духовным и родовымкорням. В принципе, это всегда было и всегда будет. В какой мере это будет, яне берусь сейчас говорить. В любом случае, это будет развиваться. Христианствоотживает своё, как и прочие надуманные религии, основанные не на природномначале, а на частных мнениях отдельных пророков, отдельных людей. Язычество же неуничтожимо,так как происходит из самой природы вещей, оно вечно и прекрасно, а главное —оно естественно для каждого из нас, даже если мы не осознаём этого в данныймомент.

 

 

Слава Роду!

 

[2004]



[1] «Скотий» Бог — это, преждевсего, образ Духовного Начала, управляющего плотской («скотьей») природой, а ужзатем — Бог скота (лошадей, коров, овец и проч.).